Воспоминания машиниста: как противостояли стихии на Транссибе

Изучение истории, опыта, организации, функционирования и развития железнодорожных систем стран мира, в том числе стран СНГ.
Ответить
Аватара пользователя
XEPMETKOB
Ветеран
Сообщения: 2607
Зарегистрирован: 25 май 2010
Откуда: Москва
Репутация: 2971
Контактная информация:

Воспоминания машиниста: как противостояли стихии на Транссибе

Сообщение XEPMETKOB »

Бывший машинист-инструктор Василий Семёнович написал письмо в редакцию «Гудка» и рассказал историю, которая произошла летом 1971 года недалеко от станции Утулик Восточно-Сибирской дороги.

Изображение

В июле буквально за 10 дней выпала полугодовая норма осадков, по этой причине даже остановили движение поездов на Транссибе.

Здравствуй, редакция «Гудка»! Хочу на страницах газеты вспомнить историю, которая произошла летом 1971 года недалеко от станции Утулик Восточно-Сибирской дороги, где из-за разгула непогоды остановилось движение поездов.

Транссибирская магистраль связывает Москву с Сибирью и Дальним Востоком. Великая транспортная артерия словно река: едешь по этой дороге и не перестаёшь думать о том, с каким неимоверным напряжением сил прокладывались сквозь эти горы метры железнодорожного полотна.

Лето 1971 года запомнилось железнодорожникам надолго. Стихия обрушилась на Прибайкалье. В июле буквально за 10 дней выпала полугодовая норма осадков. Иркут, приток Ангары, поднял свои воды на пять метров. Мелкие безвестные речушки, ласковые в обычное время, рычали разъярёнными тиграми. Положение усугубилось тем, что как раз в это время началось таяние снегов на хребте Хамар-Дабан. При длительных ненастных днях у хребта копилось много намокшего сползающего грунта и образовалась угроза схода селей.

Местные работники и их руководители видели, что происходит подъём рек, ручьёв, но ждали, пока дождь закончится. Надеялись на авось. Выходили или нет работники осматривать пути, я не знаю, но по служебным документам были обязаны это делать. Знаю, что ежегодно путевая машинная станция № 224 укрепляла местность для движения поездов, особенно у мостов и в выемках, так как сели в наших краях были не редкостью.

Но на всякий случай в этот раз было принято решение остановить движение поездов, не пустив их на станцию Утулик. Нас двоих машинистов-инструкторов подняли ночью в экстренном порядке и предупредили, что надо добраться до станции Утулик на катере, проверить и посмотреть, как в этой обстановке ведут себя локомотивные бригады.

Мы пришли в депо, получили от дежурного соответствующие указания. Катер предоставили в местном рыболовном хозяйстве.

Моторист не гнал катер с большой скоростью – это мы ощущали по работе мотора, так как плыли в полутьме. Шёл дождь, дул слабый ветер, который создавал небольшую волну.

Мы приблизились к основанию Утуликского мыса, где когда-то был переезд грунтовой дороги, и сошли на выступающий камень в воде. С него перешли на берег, поднялись на яр и пошли вдоль пути, где увидели хвост поезда. Дойдя до кабины, выяснили у дежурного по станции по радиосвязи, есть ли требования или пожелания от локомотивных бригад. Он ответил, что пожеланий нет.

Сойдя с тепловоза, мы решили сами оценить сложившуюся ситуацию и дойти до моста через реку Утулик. Уже подходя к нему, услышали неимоверный шум воды под мостом. Посмотрев направо, увидели: проход под мостом забит деревьями, кустарниками, землёй. Корни, ветки были плотно прижаты к раме моста. В этот же момент мы увидели, как вода обрушилась по наклону и смыла весь грунт под путями.

На следующий день на месте ЧП работала специальная комиссия, которая пришла к выводу, что как минимум 42 км пути были в той или иной степени непригодны и опасны для движения.

На перегонах к тому времени уже скопились грузовые и пассажирские поезда. Первая забота железнодорожников – конечно, пассажиры. Мы срочно наладили питание людей, организовали снабжение сухим пайком. Мне хочется отметить удивительное спокойствие, полное самообладание людей, которых в пути застала непогода.

Работникам дороги пришлось на автобусах отвозить их в направлении Иркутска и Улан-Удэ.

Параллельно шли восстановительные работы. На место доставили сотни людей и большое количество техники – бульдозеров, автокранов, машин. День и ночь шла засыпка русла реки, потом положили крестовины и сделали выход на мост со стороны Байкала.

На отдельных участках продолжали нести свою вахту железнодорожники. Днём и ночью люди, которых здесь называли «обвальными обходчиками», выявляли новые очаги опасности. Было взято на учёт более 70 обвалов. К каждому из них немедленно направлялась бригада и техника.

Спустя три дня движение было восстановлено по одному пути, а спустя 12 дней по второму.

После ЧП работники ПМС-224 подняли и укрепили подходы к мостам с обеих сторон. Урок простой – нужно внимательно относиться к паводковым водам и чаще производить визуальный осмотр искусственных сооружений в такой период.

С уважением,
Василий Семёнович Пуляев, бывший машинист-инструктор, город Слюдянка, Иркутская область

https://gudok.ru/content/infrastructure/1540763/

Ответить